22:13 

Снежный шар, день 4-й

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
И вот уже четыре шара с секретным шифром и подарками собраны в штабе! Праздник все ближе!!!



Название: "О принудительном размножении исчезающих видов"
Автор: засекречено до 02.01.2018 включительно
Размер: миди, ~5200 слов
Пейринг/Персонажи: Наполеон, Илья, авторские персонажи (в т.ч. из другого канона)
Категория: джен
Жанр: юмор, кроссовер
Рейтинг: G
Подарок для whisky & soda


- А ждет тебя, соколик, дорога дальняя, да ночевка в казеном доме...
- Роза Будулаевна, выписывайте уже командировочные, и я пойду.


Незадолго до обеденного перерыва старший научный сотрудник, кандидат маго-математических наук, воспитанный и интеллигентный молодой человек Илья Николаевич Курякин вошел в лабораторию отдела Временных парадоксов мрачнее грозовой тучи. Он с такой силой хрястнул дверью об косяк, что ковыряющаяся в оборудовании девица из отдела Технического обслуживания вздрогнула, чуть не выронив паяльник, а с потолка прямо на стол начальника отдела свалился лепной амурчик с обломанным крылом и покрытыми вековой пылью гипсовыми кудряшками. Начальник Ильи Николаевича - Александр Эдуардович Уэверли - был человеком незаурядным. Отказавшись в молодости от графского титула, он посвятил себя военной службе, сделал карьеру в разведке, прославился почти сверхъестественной интуицией и аналитическими способностями, но сразу после войны был обвинен в колдовстве и сношении с дУхами, откуда, предположительно, и черпал секретную информацию, был схвачен и лишен званий и наград. Не дождавшись суда, дальновидный сэр Александр исчез прямо из камеры тюрьмы военно-морского ведомства. А в Соловце оказался по приглашению Кристобаля Хунты, с которым частенько вел светские беседы за чашечкой английского чая. Означенный Александр Уэверли с истинно английской невозмутимостью убрал с документов гипсовые осколки и взглянул на мрачного Илью.
- Отказали?
- Хуже.
Илья швырнул на стол потрепанный портфель, вытащил из него папку и сунул под нос руководству.
- Вот. Полюбуйтесь.
В папке оказался изрядно помятый документ, украшенный солидной печатью. Уэверли пробежал глазами текст и изумленно воззрился на подчиненного.
- Но как? Аппарат изменения направления временных потоков и … птеродактиль?
Илья только горестно махнул рукой. Логика решений эпического органа по распределению необъяснимых явлений ТПРУНЯ под руководством Л. Ф. Вунюкова, по мнению товарища Курякина, была явно чужда человеческой. Если бы кто-то поинтересовался этим самым мнением, конечно, товарищ Курякин сказал бы, что логика там в принципе отсутствует. Логика и решения Тройки были далеки друг от друга, как Сингапур и белые арктические медведи, как Витька Корнеев и деликатность, словом, они находились в диаметрально противоположных точках мироздания. Пока Александр Эдуардович в третий раз перечитывал документ, а Курякин все глубже погружался в тоску и безысходность, дверь скрипнула, и в открывшуюся щель просунулась крокодилья голова.
- Ой, мамочки! - забытая всеми Габриэлла, молодая ведьмочка-техник, ученица Саваофа Бааловича Одина, взвизгнула и в мгновение ока оказалась сидящей на столе, трепетно прижимая к груди отвертку и плоскогубцы. Голова тут же спряталась, а из коридора раздалось смущенное кваканье и шорох кожистых крыльев.
- Это оно? – громким шепотом спросила Габриэлла, прячась за широкой спиной товарища Курякина.
- Не оно, а он, - мрачно буркнул Илья. - Кузьма.
Он тяжело вздохнул, подошел к двери и, распахнув ее пошире, устало позвал.
- Кузя, Кузьма, давай, заходи уже.
Птеродактиль протиснулся в лабораторию бочком, искоса поглядывая на незнакомцев и прикрываясь крыльями, словно плащом. Он постарался спрятаться за Илью, что при его габаритах было довольно сложно.
- Стеснительный очень, - как будто извиняясь, произнес Курякин, неловко потирая шею, - пугливый.
В обеденный перерыв в лабораторию не зашел только ленивый. У Кузьмы нашлись в институте старые знакомые, не так давно ездившие в Китежград по служебной надобности.
- Кого я вижу! Кузьма!! – с порога заорал Корнеев, испугав птеродактиля до икоты.
Володя Почкин шикнул на него и прочел всем присутствующим лекцию о тонкой душевной организации представителя древних ящеров. За ним явились зоопсихологи, глядевшие на Кузьку с благоговением и алчностью ученых, почуявших эксклюзивный материал. Наконец, на шум и небывалое скопление народу явился Модест Матвеевич собственной монументальной персоной и попросил очистить производственное помещение, не предназначенное для разведения, понимаете ли, крокодилов. Ну и что, что летает? Теперь каждый летучий крокодил будет у дорогостоящего оборудования ошиваться? В виварий его. Да. Или в этот…зоосад.
Кузьма, выставленный пред светлые очи товарища Камноедова, смущенно кутался в крылья и так отчаянно вцепился Илье в штанину, что тот сжалился и погладил несчастного ящера по кожистой голове.
Зоологам все же удалось заманить Кузю на свой этаж, пообещав накормить бутербродами с сыром. Чему Илья был несказанно рад. Когда все наконец убрались из лаборатории, он впервые за сегодняшний день с облегчением вздохнул.
- Не расстраивайтесь, Курякин, - тонко улыбнувшись, произнес Уэверли. - Я постараюсь помочь с вашим питомцем. Кое-какие связи у меня все еще остались.
Засидевшись на работе допоздна, Илья попал домой, когда ранние осенние сумерки плавно перетекли в ночную темень. Магазины, конечно, были уже закрыты и, свернув в свой проулок, Илья пробирался от одного фонаря к другому, стараясь не угодить в наполненную грязью колею. Поднимаясь на старинное, изукрашенное резьбой крыльцо, он размышлял, осталась ли в недрах холодильника ветчина или же еще утром он доел ее, собираясь на автобус до Китежа. Ветчины не было. На полке сиротливо притулилась открытая банка рижских шпрот и полбутылки вчерашнего молока. Илья почесал в затылке и пошел в сени за картошкой. Жрать хотелось зверски. Сейчас он был согласен даже на серые магазинные пельмени с сосисочным фаршем, но, увы, от них в морозилке остался лишь примерзший к стенке кусочек картонной пачки.
Когда залитая колодезной водой картошка отправилась на плиту, во дворе что-то зашуршало, потом захлопало, вспугнув соседского кота, огласившего окрестности громким мявом. В дверь поскреблись, предсказуемо тихонько поквакивая. Илья ругнулся про себя и побрел открывать. В глубине души он малодушно надеялся, что Кузьма останется в институте. Зоологи клятвенно обещали устроить его в виварии по высшему разряду, но, видимо, не судьба. Яркий свет из прихожей осветил крыльцо и смущенно топтавшегося на нем птеродактиля. Тот что-то тихонько курлыкал, искоса поглядывая на Илью огромным зеленым глазом.
- Явился?
Курякин ухмыльнулся, разглядывая притихшего гостя. Тот квакнул и осторожно подтолкнул зубастой пастью под ноги Илье здоровенную рыбину. Щука еще хватала ртом воздух и слабо шевелила хвостом. Курякин только надеялся, что Кузьма притащил ему подарочек не из колодца Наины Киевны, а то скандала со вздорной старухой не оберешься. Он подхватил пахнущую рекой рыбу и пошире распахнул дверь.
- Заходи уже, добытчик.
***
Со временем Илья к новому питомцу привык. Кузьма с утра летал в институт, где его кормили пшенной кашей из столовой, и с удовольствием демонстрировал размах крыльев и количество зубов ошалевшим от такого подарка судьбы магозоологам. Время от времени к ним наезжали специалисты из палеонтологического института академии наук, и тогда сотрудники НИИЧАВО могли наблюдать седовласых профессоров, маститых ученых, с детским восторгом и обожанием разглядывающих Кузьму. Птеродактиль от этого внимания жутко смущался, но после долгих уговоров и подношений в виде обожаемых ящером моченых яблок распахивал крылья, красуясь перед восторженной публикой. В свободное время Кузька летал по округе, пару раз навещал Китежград, но со временем освоился и в Соловце. Наина Киевна приспособилась Кузьму брать с собой на рынок. Каждый раз, реквестируя птеродактиля для хозяйственных нужд, старуха по неизбывной привычке пророчила Илье то "дорогу дальнюю, да короля пикового", то «червовый интерес, да неожиданные известия». Курякин отмахивался от Наины Киевны и старался выпроводить Кузьму поскорее на рынок, где птеродактилю перепадал то пирог с брусникой от сердобольных торговок, то свежевыловленный карасик от местных рыбаков. Кузька смущенно квакал, прятался под прилавком, а потом, заглотив угощение, благодарно курлыкал, чем приводил местных жителей в неописуемое умиление. Ушлая Наина Киевна всякий раз норовила выторговать себе солидную скидку, да и кошелку с продуктами Кузьма охотно подносил ей до самого дома.
Так бы все и шло, если бы непосредственный руководитель Ильи не преподнес неожиданный сюрприз. Обещание решить проблему с птеродактилем Александр Эдуардович не забыл, и перед самым Новым годом его усилия увенчались успехом.

Курякина выдернули посреди серии экспериментов телефонным звонком и попросили спуститься в приемную. Илья выругался, содрал кое-как лабораторный халат, оставил практикантам строгие инструкции и вышел за дверь.
В приемной обнаружился незнакомый молодой человек и Модест Матвеевич Камноедов, держащий в руках красную папку с золотой надписью «Юбиляру».
- Вот, Курякин, - сходу начал заведующий хозяйством, - познакомьтесь. Товарищ специально прибыл из-за границы, чтобы увидеть нашего Кузьму.
Модест Матвеевич сверился с бумагами в папке, перевел взгляд на незнакомца и наконец представил:
- Наполеон Соло. Работает в Салемском центре магических исследований. Это в США, - зачем-то уточнил Камноедов то ли себе, то ли присутствующим.
Мужчина шагнул вперед и лучезарно улыбнулся. Он был немного ниже Ильи, но широк в плечах, а элегантностью костюма мог посоперничать с самим Жианом Жиакомо.
- Соло.
Рукопожатие американца было крепким, ладонь теплой, а запах одеколона изысканным и ненавязчивым. Курякину Соло сразу не понравился. Он крепко пожал протянутую ладонь и буркнул свое имя.
- Так вот, Курякин, покажете гостю вашего питомца. Где он сейчас?
- Дома, – недовольно ответил Илья, предвкушая очередной скандал.
- Как это дома? – предсказуемо завелся Модест Матвеевич. – Вы что себе позволяете, Курякин! Я тысячу раз предупреждал - не таскать заинветаризированное имущество черт знает куда! Что вы за балаган тут устроили! То Корнеев диван таскает, то вы теперь птеродактиля!
Илья набычился, что при его росте могло напугать кого угодно, но не Модеста Матвеевича.
- А я вам тысячу раз отвечал, – зарычал Илья в ответ, – он там мерзнет! Холодно ему!
- Кто мерзнет? Диван? Вы это прекратите!
- Птеродактиль мерзнет! Вы на улице были? Сегодня, например, за минус двадцать перевалило. Это рептилия, а не белый медведь! А в виварии холодно.
- Вы, Курякин, маг или этот … хам-мункулс? Даже я знаю, что можно наложить эти… согревающее заклинание, одним словом.
- А то мы бы не догадались! – съязвил Илья. - Вы размах крыльев его видели? Десять минут полета - и все чары слетают к чертовой бабушке.
- Вы это прекратите! Как теперь товарищу из Штатов птеродактиля показывать? А если ревизия?
Их перепалку прервало тихое покашливание. Американец снова улыбнулся, демонстрируя весь свой набор зубов, и на хорошем русском произнес:
- Если это не будет неудобно, я мог бы навестить Кузьму дома.
***
К вечеру мороз ослаб. Крупными пушистыми хлопьями повалил снег. Илья сначала со злорадством, а потом с жалостью наблюдал, как американец бредет по сугробам в своих щеголеватых ботиночках, то и дело проваливаясь в снег. Пальто зарубежного гостя тоже было не предназначено для здешних морозов, а шапку тот, похоже, и вовсе не носил. Когда Курякин открыл калитку, пропуская гостя вперед, он отливал легкой синевой, а зубы выстукивали «танец с саблями».
В сенях Курякин сбил снег с унтов и остановился на пороге комнаты, приглашая американца войти.
- Вот, переобуйся.
Он включил свет, сунул гостю войлочные тапочки и велел проходить, сам же пристально глянул вглубь комнаты, где белела здоровенная печь, и негромко позвал:
- Кузя! Кузьма! Вылезай, у нас гости.
У самой печи зашевелился брошенный на пол драный тулуп, и в прореху под рукавом высунулась длинная зубастая пасть. Кузька тихонько квакнул, но, заметив чужака, снова нырнул под овчину.
- Знакомьтесь. Я сейчас. Дров принесу.
Американец разулыбался и смело направился к птеродактилю, что-то тихонько приговаривая ему по-английски.
Илья только усмехнулся и вышел за дверь. Сегодня в институте, с трудом избавившись от товарища Камноедова, не желающего оставлять зарубежного гостя без присмотра, Курякин притащил Соло в свой отдел для беседы. Тут и выяснилась неоспоримая причастность его собственного шефа к этому происшествию.
- Мистер Соло, товарищ Курякин, прибыл с весьма определенной целью. И вы, как непосредственный куратор нашего птеродактиля, должны ему помочь. Прошу вас, мистер Соло.
Тот снова улыбнулся и произнес, насмешливо глядя на хмурого Илью:
- Как говорят у вас в России, у нас товар – у вас купец.
- Чегоо? – не понял Илья. – Мы Кузьму продавать не будем!
- Речь не о продаже, Курякин, - вмешался Уэверли, - для старшего научного сотрудника вы не особенно догадливы. Мистер Соло прибыл с целью ангажировать нашего Кузьму для размножения.
- Да. У нас в заповеднике есть птеродактиль. Самка. Виктория. У меня есть портрет.
Он полез в свой чемодан и извлек пачку фотографий. На первой крупным планом был изображен Кузька, ну или кто-то очень сильно на него похожий.
- Правда, красавица?
- Не то слово.
На остальных птеродактилиха парила на фоне огромной пустоши. Вдали просматривались одинокие скалы, смутно знакомые из курса школьной географии.
- Вы только взгляните, какой там простор. Какие пространства. Это долина монументов. Очень известное место. Сейчас там снимают самые популярные вестерны, - продолжал заливаться американец, - первобытная красота, пустыня, скалы и свобода – то, что надо таким редким животным.
- … скалы, пустыня и куча туристов и съемочных групп, - ехидно вставил Илья. – Чтоб они еще и Кузьку в кино сняли? Да его потом на сувениры разберут!
- Какие туристы? Никаких туристов! Это закрытая территория. К тому же, магически огороженная. Там сейчас проживает племя индейцев навахо. Их шаман – наш сотрудник. Он и присматривает за Тори. Вы же понимаете, что невозможно упустить такой шанс?
- А вы понимаете, что нельзя так подходить к… этому?
Илья, медленно закипавший всю вдохновенную речь американца, наконец не выдержал.
- А вдруг ваша дамочка ему не понравится? Он у нас стеснительный, ранимый, а вы ему подсовываете… первую встречную.
Соло не остался в долгу и грудью кинулся на защиту своего протеже:
- Не первую, а единственную. Что-то я не заметил, что у вас тут большой выбор невест.
- Небольшой, – Илья на мгновение отступил, но тут же ринулся в бой снова. – Но и так нельзя и вообще, Кузьма он тоже человек, а вы его силком…
- Под венец, – вставил слово Александр Эдуардович с непередаваемо скорбным выражением лица.
- Да! – обрадовался поддержке Курякин.
- Человек? – бровь Наполеона насмешливо изогнулась.
- Ну не человек, но все равно, личность! И практически член семьи!
- Если птеродактиль член семьи, даже страшно представить остальных твоих родственников.
- А вот родственников моих не трожь!
На это раз в голосе Курякина прозвучала самая настоящая угроза, и Соло предпочел не усугублять конфликт. Дело решил Модест Матвеевич, материализовавшийся в дверях с сообщением, что для иностранца забронирован номер в местной гостинице «Студеное море». Никогда, даже в страшном сне, Курякин не мог предположить, что будет рад его видеть.
Снова начавший рассуждать о прелестях штата Юта американец в поисках поддержки обратился к вошедшему товарищу. Модест Матвеевич выслушал его с каменным лицом и припечатал своим обычным: «Разбазаривать казенных птеродактилей не дам!» На чем аргументы болтливого американца иссякли. Было решено отложить споры до завтра, а сейчас-таки пойти и посмотреть на это «яблоко раздора» юрского периода. Так они и оказались у Ильи дома.
В сарае отыскалась старая разболтанная корзина. Наполнив ее поленьями, Илья прихватил тонко наструганных щепочек на растопку и вернулся в дом. Гость сидел на корточках рядом с птеродактилем и что-то тихонько ему рассказывал. Невесту расхваливает, усмехнулся про себя Илья, но никак комментировать не стал. Кузьма осторожно выглядывал из-под тулупа, чутко прислушиваясь к незнакомой речи. Огонь в печи разгорелся, затрещал, загудел в трубе, и уютное тепло начало распространяться по дому. Для Кузьмы у Ильи была припасена растаявшая за день в сенях путассу, а вот чем поужинать ему самому, да еще и накормить американского гостя, оставалось вопросом. Магазины уже закрыты. Илья почесал в затылке и со вздохом полез на верхнюю полку кухонного шкафчика. Там за трехлитровой банкой сушеных белых грибов был припрятан пакет дефицитной гречки из продуктового заказа к Новому году. Банку морской капусты из того же набора Илья еще вчера скормил Кузьке, а коробку шоколадных конфет и армянский коньяк оставил до праздника. В гречку щедро была добавлена банка тушенки, к чаю нашлись еще не совсем зачерствевшие пряники. Из морозилки он достал соленое сало с чесночком и черным перцем и, нарезав тонкими ломтиками, выложил на тарелку, поставив рядом с черным хлебом и миской квашеной капусты, сдобренной душистым маслом. Окинув взглядом стол, Илья остался весьма доволен собственным гостеприимством и позвал американца ужинать. Наполеон Соло, всегда с любопытством относящийся к разнообразию кухонь народов мира, увидев накрытый стол, слегка запнулся, но тут же изобразил на лице одну из приятнейших своих улыбок и уселся на табурет. Ел он осторожно, но довольно бодро. На сало и капусту смотрел скептически, за что и был вынужден выслушать выданную Ильей лекцию о ценности данного продукта в условиях цинги и дефицита витаминов. Соло прикинул и решил, что за оставшиеся дни командировки в здешней заснеженной глуши цинга не успеет свалить его с ног, и от очередного предложения хотя бы попробовать отказался. За ужином Наполеон еще раз было завел разговор о Кузьме и перспективах его личной жизни, но Курякин предпочел отмолчаться и перевести тему.
До конца декабря оставалась всего пара дней, за окном был нешуточный мороз и сугробы, а итальянские ботинки, варварски набитые газетой, еще не просохли. Соло с тоской осмотрел пошедшую влажными разводами дорогую кожу и выглянул в заиндевевшее окно. Нужно было собираться в гостиницу. Страдания Соло не остались незамеченными. Отпускать американца в морозную ночь одного было совестно – еще заблудится, а провожать откровенно лень. И Курякин, неожиданно для самого себя, предложил гостю переночевать.
Утро принесло сотрудникам отдела Александра Уэверли посиневшего от холода мистера Соло, хлопавшего заиндевевшими ресницами и потерявшего дар связной речи. Курякин сдал американца на руки руководителю, тут же принявшемуся отпаивать страдальца горячим чаем. Сам же направился в логово заведующего хозяйством товарища Камноедова. Спустя час и трижды переписанную расписку, с указанием точных размеров, наименований и инвентарных номеров, всклокоченный и раздраженный Илья ввалился к себе в отдел и сложил перед отогревшимся Соло полный набор зимней одежды, подходящей для здешнего климата. Наполеон обозрел чудовищного размера валенки с кокетливо вышитым по голенищу номером. Новую, но почему-то женскую дубленку с пушистым песцовым воротником и роскошную, доступную лишь номенклатурным работникам каракулевую шапку-пирожок. Шапку Илье не доверили, ее притащил вислоухий гном и аккуратно положил на стол рядом с остальными обновками.
- Это… что? – ошеломленно спросил Соло.
- Меряй. Не размораживать же тебя по два раза в день.
Дубленка предсказуемо оказалась тесна в плечах, за то в длину превзошла все ожидания, доходя точно до носков пижонских ботинок. Валенки были огромны и отчетливо пахли псиной. Сзади захихикали практикантки.
-Я не надену этот кошмар, – твердо сказал Наполеон, выпутываясь из одежды. – Ни за что.
Зашедший к Уэверли Кристобаль Хунта с интересом наблюдал за разворачивающимися событиями вместе со всеми.
- Ну, не Диор конечно, - сконфужено пробормотал Илья, почесывая в затылке.
- Не Диор? Это безобразие не наденет даже… - Соло вдохнул, старясь успокоиться, но крылья породистого носа нервно вздрагивали, выдавая охватившее его возмущение. – Это все, эта одежда, мягко говоря, не сочетается. Ни с чем.
Курякин тоже начал злиться. Что этот ковбой себе воображает? Тут ему дом моделей что ли?
- Она вовсе. Не должна. Сочетаться! – припечатал он, яростно глядя на американца. – Эта одежда должна согревать. Чтобы кое-кто не отморозил себе ничего нужного.
Сзади послышалось тихое покашливание, и обернувшийся Илья увидел, что Александр Эдуардович укоризненно покачивает головой.
- Размер мы подправим, – более мирно пообещал Илья. – Шапку примерь.
Соло повертел номенклатурную гордость в руках и снова недовольно фыркнул.
- Я такое не ношу.
- Ну и черт с тобой, Наполеон, - с нажимом произнес Курякин, буркнул себе под нос что-то еще, щелкнул пальцами и вышел из кабинета, раздраженно хлопнув дверью.
На столе перед возмущенным Наполеоном Соло осталась лежать треуголка времен французского императора, выполненная из серого номенклатурного каракуля.
Работалось Илье в этот день из рук вон плохо. Расчеты не сходились. Записывая очередное преобразование в уравнении координально-временных потоков в Римановом пространстве, Илья обнаружил, что на вершине интеграла рисует птеродактиля. Бросив теорию, он спустился в буфет, взял пирожков с повидлом и кофе и устроился за столиком в самом углу. Вскоре к нему подсели две знакомых ведьмочки из отдела Универсальных превращений и рассказали, что приходил Кристобаль Хунта и его, Ильи, шеф. Притащили с собой приезжего американца с какими-то ужасными шмотками. Американца передали в руки Славки Зайцева, у которого лучше всех получается колдовать с одеждой, ведь даже самые ужасные выкидыши советского ширпотреба в его руках превращаются в изысканные наряды. Короче, все переделали по модным журналам, которые привез товарищ Жиакомо еще осенью с Парижского симпозиума. Дубленка вышла – загляденье! Илья кивал, жевал потерявшие вкус пирожки и с каждым словом мрачнел все больше и больше. Наполеон Соло вызывал у него невнятное раздражение. Все, чего добивался говорливый американец, было довольно разумным и могло действительно принести Кузьке ощутимую пользу. Но с другой стороны, отправлять застенчивого, доверчивого Кузьму одного за океан было сродни предательству. Словно он собирался бросить Кузьму на произвол судьбы и пронырливых империалистов. Илья и сам не прочь был бы посмотреть на величественные скалы, прерии и Большой каньон. В детстве он запоем читал Фенимора Купера и мечтал увидеть настоящего индейца. А тут целое племя. И шаман еще. Вот только самого Илью Николаевича никто на просторы американских прерий не звал, и личной жизнью с заокеанской невестой порадовать не стремился. Да и самой личной жизни у товарища Курякина не наблюдалось.
В конце рабочего дня в лабораторию к Илье зашел Соло. На нем была элегантная короткая дубленка, сидящая точно по фигуре, чудовищные валенки преобразились до неузнаваемости и походили сейчас на изящные сапоги, которые не побрезговал бы надеть и любой столичный модник. При взгляде на то, во что превратили песцовый воротник, Илья помрачнел.
- Модест меня сожрет.
-А по-моему, очень эффектно, - Наполеон посмотрел на свое отражение в стеклянной дверце книжного шкафа и поправил пушистую ушанку с весьма довольным видом. – Мне идет.
Такому все идет, подумал про себя Илья, а вслух выдал:
- Подлецу все к лицу, – сам не зная, зачем хамит.
Соло то ли не расслышал, то ли не понял, а может быть, сделал вид, но вместо того, чтобы огрызнуться в ответ, поблагодарил.
- Спасибо, Илья. За это, - он обвел себя рукой, обозначая приобретение. – Так гораздо проще не превратиться в сосульку.
- Не за что.

Утром Илью вызвали к Янусу Полуэктовичу. Командировка американского специалиста подходила к концу, и требовалось уже что-то решать. В кабинет директора Курякин прошмыгнул последним, когда руководитель магозологов Флорова Ядвига Яновна как раз рассказывала, как много им удалось сделать за последние несколько месяцев работы с Кузьмой. И, конечно же, упустить шанс получить потомство птеродактилей было невозможно. Соло на этих словах самодовольно разулыбался и покосился на вошедшего Илью.
- Раньше марта-апреля нет смысла лететь в Штаты. А до этого времени мы как раз успеем все подготовить, - продолжала она.
Илья разозлился. Завелся с пол-оборота, как хорошо отлаженный движок. Сжал до боли кулаки, постарался досчитать хотя бы до десяти и успокоиться. В ушах звенело от напряжения, и дальнейшие разговоры участников совещания слились в отдаленный гул. Они тут все решили без него. И даже в известность не поставили. А он, между прочим, все еще куратор Кузьмы и…
-Курякин! Я к вам обращаюсь.
Илья вскинул голову и обнаружил заинтересованные взгляды всех присутствующих. Володя Почкин чему-то радостно улыбался, Соло шептался с Ядвигой Яновоной, то и дело бросая косые взгляды на Курякина, Уэверли смотрел, как всегда, с легким интересом, Янус Полуэктович рассеяно проглядывал лежащие перед ним бумаги, и даже невесть как затесавшийся на совещание Выбегалло воззрился на Илью, выпучив глаза.
- Я против того, чтобы отправлять Кузьму одного в такую даль. В конце концов, если так надо, пусть сами сюда едут. К нам, в Соловец.
- У вас совершенно экстремальные погодные условия, – не задержался с ответом американец. – Виктория не привыкла к таким холодам. Может заболеть.
- Кузьма же не болеет, – парировал Илья.
- Так ваш Кузьма и кашу пшенную ест, хотя это для птеродактиля совершеннейший нонсенс.
- Ну, извините! – вызверился Илья. – Бананов не держим.
- Да причем тут бананы!
- Прекратите.
Ядвига Яновна сурово сдвинула брови и смотрела на спорщиков, как строгая учительница на драчунов в младшей школе.
- Во-первых, Кузьму будет сопровождать наш лаборант - Павел Вольгович Серый. Вы с ним знакомы, он в основном и работает с Кузьмой. Кузька к нему привык, доверяет. Во-вторых, Большую Круглую Печать никто не отменял, и хотите вы этого или нет, но и вам, Курякин, придется поехать вместе с ними.
- Но… - он на минуту растерялся так, что даже слова застряли в горле, и мысли стайкой испуганных воробьев брызнули в разные стороны. – Я не могу… Это же…
- Вот именно. Правильно тут нам товарищ Курякин говорит. Его никак нельзя отправлять, – влез в разговор Выбегалло. – Не ожидал от вас, Илья Николаевич, но вы проявили завидную политическую дальновидность и самокритичность. Все мы помним, что в биографии товарища Курякина имеются мэм лё солей а де таш . И мы не позволим закрывать на это глаза, товарищи.
- Чего? – Курякин обалдело уставился на Выбегалло, чувствуя, что не понимает ровным счетом ничего. Работу свою Илья бросать не собирался. Только-только в экспериментах наметилась положительная динамика, а тут все бросай и лети за тридевять земель.
- Потрудитесь пояснить свою мысль, – поморщился Уэверли.
- Ун моман. Все мы знаем, значить, что в нашем государстве нет позорной практики, когда дети несут
лё фардо дё ля купабилитэ своих предков. Но и игнорировать этот факт мы не можем.
- Амвросий Амбруазович, выражайтесь яснее.
- Да куда уж яснее! Отец-то у Ильи, значить, Николаевича, по политической сидел, а мы его в заграничную командировку? Это, товарищи, явная политическая слепота. Нельзя позволить, чтобы сын врага народа представлял нас перед зарубежной общественностью.
Илья заледенел. Сколько бы ни реабилитировали отца, сколько бы официальных бумаг с синими круглыми печатями не подтверждали, что Курякин Н.В. был осужден ошибочно - дело закрыто за отсутствием состава преступления, всегда найдется мразь, готовая ткнуть его в это носом. Выбегалло все еще нес оскорбительную несусветную чушь, призывал к бдительности, а Илья снова считал до десяти, сжимая деревянные подлокотники кресла до побелевших костяшек, только чтобы не взорваться.
Ядвига Яновна что-то быстро шептала на ухо озадаченному Соло. Уэверли смотрел на оратора с презрением и брезгливостью, ожидая, когда же запас красноречия иссякнет.
- Вы несете совершеннейшую ерунду, - вклинился, наконец, Уэверли, дождавшийся, когда Выбегалло остановится передохнуть, - целью которой, я подозреваю, является желание самому поехать в Соединенные Штаты за казенный счет.
- Я как научный консультант вполне могу это осуществить, и труды мои это… связаны с разными животными, павианов я изучал. Так что представление имею. А Курякин вообще не по этой части.
- А как же Печать?
- Мы этот вопрос решим. Нет у нас нерешаемых проблем и незаменимых тоже нет. Се ля ви. Поэтому и товарища Курякина я могу это, значить, заменить. Тем более, что он сам ехать не хочет.

- Протестую, – Соло вскочил со своего места и словно в суде, обратился к Янусу Полуэктовичу. – Позвольте мне, как приглашающей стороне высказаться. Я настаиваю на кандидатуре товарища Курякина. Я имел удовольствие познакомиться с ним поближе и, несмотря на некоторые разногласия, могу с уверенностью сказать, что со своим подопечным товарищ Курякин пришел к полному взаимопониманию. Учитывая деликатность предстоящей поездки, это немаловажно. Нахождение же рядом чужого, незнакомого человека может только повредить. К тому же, - Соло перевел взгляд на Выбегалло и чуть заметно ухмыльнулся, - смею вас уверить, птеродактиль и павиан - совсем не одно и то же. Что же касается высказанных тут претензий относительно биографии товарища Курякина, что ж… Как говорил один известный человек – кто без греха, пусть первый бросит в меня камень.
- Вот! Вот, товарищи! А я о чем говорил, - тут же завопил Выбегалло. – Что мы видим? А видим мы, как представитель чуждого нам образа мыслей, я не побоюсь этого слова, враждебного образа мыслей, при первом же удобном случае начинает вести среди нас религиозную пропаганду. Ля релижьён э ля маляди онтёз дё люманите. А неокрепшие умы на это ведутся.

Выбегалло вытащил из кармана мятый носовой платок и промокнул вспотевшее от возбуждения лицо.
- Вы себя имеете в виду? – светски поинтересовался Соло. Ядвига Яновна покраснела и закашлялась в попытках сдержать смех. – Не то чтобы я всерьёз рассчитывал заманить кого-то в лоно католической церкви…
- Мы вам не позволим! – снова заорал Выбегалло. – Только достойные и морально устойчивые сотрудники будут сопровождать нашего ящера. Янус Полуэктович, мы же с вами об этом говорили!
Илья переводил взгляд с раскрасневшегося профессора на невозмутимого Наполеона Соло. Первому давно и безуспешно хотелось дать в морду. Уэверли в какой-то момент крепко сжал Илье руку повыше локтя, призывая к выдержке. В этот момент Янус Полуэктович откашлялся и провозгласил:
- Ядвига Яновна, вы говорите, не раньше марта? Отлично. Подготовьте, пожалуйста, все необходимое для транспортировки Кузьмы. Товарищам Курякину и товарищу Серому нужно помочь с визами.
- Вот как… - начал было Выбегалло, но директор только коротко глянул на него, и тот замолчал, нервно дергая себя за клочковатую бороду.
- Мы со своей стороны немедленно вышлем приглашения, – тут же вставил Соло.
Директор наклонил голову в знак согласия.
- Когда у вас самолет, товарищ Соло?
- Второго числа поездом до Москвы, а оттуда уже в Нью-Йорк.
- Что ж… Новый год, значит, будете встречать здесь?
- Да… - Наполеон как-то замялся. – В гостинице.
Янус Полуэктович лукаво улыбнулся в усы.
- Надеюсь, не заскучаете, – потом обвел взглядом явно обрадованных и расслабившихся сотрудников и закончил совещание.
- Всех с наступающим, товарищи.
В приемной Илью перехватил разъяренный Модест Матвеевич, встретивший накануне Наполеона Соло во всем великолепии преобразившегося подотчетного гардероба. Все уже разошлись, а Илья все выслушивал обвинения в разбазаривании имущества из запасников институтского фонда, а так же в халатном отношении к вверенным ему ценностям. Жутко хотелось уточнить не каракулевая ли шапка та самая ценность, о сохранности которой так печется заведующий хозяйством. Но Илья благоразумно промолчал, чтобы не продлять себе экзекуцию. Вырвавшись от Модеста, он поспешил покинуть административный этаж. В коридоре, по пути к своему отделу, Илья столкнулся с Витькой Корнеевым и Эдиком Амперяном, тащивших куда-то здоровенную бутыль в плетеной корзинке - явно подарок дальней родни Эдика из Армении к новогоднему столу. Витька тоже нес сумку, в которой что-то подозрительно позвякивало и побулькивало.
- Куда это вы?
- О, Курякин! – Корнеев с готовностью вручил Илье тяжелую сумку. – Удачно тебя встретили. Говорят, Выбегалло рвался заменять незаменимых на бескрайних просторах американских прерий, а твой капиталистический друг склонял его к покаянию? Или врут? Мне бежать надо. Отнесите к Роману в лабораторию, он вечером на машине заберет.
- Слышал звон, да не знаешь, где он. Откуда информация, Корнеев? Только же совещание закончилось, - Илья поудобнее перехватил сумку и переглянулся с Эдиком.
- Собирание сплетен, Виктор Павлович, - с самым серьезным видом произнес Эдик, -положительно влияет на прирост волосяного покрова на ушах некоторых несознательных граждан.
- Равно как и перекладывание своей ноши на плечи товарища, – ухмыльнулся Илья.
- Но-но! Я по делу, а эти плечи, - Витька потыкал пальцем в крепкий Курякинский бицепс, - грех не обременить. И вообще, хватит болтать. Тащите. И, Курякин, с тебя коньяк, я все помню.
Витька свернул на лестницу и исчез из виду.
- Пойдем. Роман скоро приедет.
Он пошли к отделу Недоступных проблем, переговариваясь на ходу о том, что дома у Романа тесновато, но должны уместиться, елку еще не наряжали, потому что гирлянду взялся перепаивать Саня Дрозд, но отвлекся, что-то там перепутал, и теперь гирлянда нужна новая. Витька ругался на Зайцева, которого дамы обвешали заказами новогодних нарядов, а работать кто будет? И что надо бы пригласить встречать Новый год американца, потому что мужик оказался нормальный, да и не киснуть же человеку в Новый год одному в гостинице.

Лаборатория Романа встретила их запахом мандаринов и Габиэллой, сидящей на столе в своем рабочем комбинезоне и отчаянно флиртующей с Наполеоном Соло. Рядом с Габи уже образовалась солидная горка оранжевой мандариновой кожуры, и свежий цитрусовый аромат навевал праздничное благодушное настроение.
- Наполеон зашел попрощаться, - отщипывая от мандарина очередную дольку, грустно проговорила она.
- Да. Наверное, уже не увидимся, – Соло с ловкостью фокусника выхватил из воздуха еще два крупных мандарина и с легким поклоном вручил Эдику и Илье.
- Минуточку, - Илья сурово сдвинул брови и ткнул мандарином Наполеону прямо в элегантный галстук. – Мы как раз по этому вопросу.
Габи куснула сочную дольку и с удивлением уставилась на Илью.
- Мы хотели бы пригласить вас… тебя, Наполеон, встретить Новый год с нами, - Эдик улыбался.
- Соглашайся, ковбой, - поддержал его Курякин, - будет весело.
- Не знаю, удобно ли…
Американец оглядел улыбающихся Габи, Илью, Эдика, а в глазах его уже разгорелся огонек радостного предвкушения.
- Нарядим елку, девушки накроют стол, - Амперян уселся рядом с Габи, и та нехотя предложила ему последнюю дольку, – сделают селедку под шубой.
- Под… чем? – Брови у Соло удивленно взметнулись вверх.
- Под шубой. Салат такой. Селедка, свекла, яйца. Ну, там много всякого. Вкусно.
После этих слов Наполеон Соло не выглядел уже настолько воодушевленным.
- Довольно экзотический набор продуктов, - не слишком уверенно произнес он, глядя на Илью.
Тот широко улыбнулся.
- Не хочешь «шубу», попробуешь оливье.
- Оливье? – оживился Соло - Оливье очень изысканное блюдо. Его прекрасно готовят в нью-йоркских ресторанах.
- Угу, - ухмыльнулся Илья, хлопнув Соло по плечу. – Точно. Главное - не забыть купить докторской колбасы в салат.
Наполеон закашлялся и подумал, что этот Новый год запомнится ему надолго.

@темы: фандомное, Снежный шар, Новогоднее

URL
Комментарии
2017-12-27 в 22:44 

bistrick
собачка ела апельсин и недобро посматривала на посетителей (с)
Хочу сказать, что это очень нерядовой пикап "ты не хочешь посмотреть на моего птеродактиля?"
:gigi:
Птеродактиль протиснулся в лабораторию бочком, искоса поглядывая на незнакомцев и прикрываясь крыльями словно плащом. Он постарался спрятаться за Илью, что при его габаритах было довольно сложно. Ути лапонька!))

Теперь каждый летучий крокодил будет у дорогостоящего оборудования ошиваться? Точно!

после долгих уговоров и подношений в виде обожаемых ящером моченых яблок распахивал крылья, красуясь перед восторженной публикой Очень зрелищно написано!

Вот это сказка! :hlop::hlop::hlop:

2017-12-27 в 22:57 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
bistrick, это скорее было "позволь мне посмотреть на твоего птеродактиля")))

URL
2017-12-27 в 23:03 

bistrick
собачка ела апельсин и недобро посматривала на посетителей (с)
Squirry, вдвойне круто!

Но Соло в данном вопросе практичен - неизвестно как еще придется помогать птеро-парочке. Может придется за ними на дельтаплане летать по всей долине? Выбегалло явно не сдюжит)

2017-12-27 в 23:06 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
bistrick, я надеюсь, они справятся сами) в смысл, птеродактили)))
А тов. Соло и Курякину останется больше времени на что-то еще (или на то же самое).

URL
2017-12-27 в 23:09 

bistrick
собачка ела апельсин и недобро посматривала на посетителей (с)
Squirry, все ой как надеются)

2017-12-27 в 23:32 

*bistrick, Хочу сказать, что это очень нерядовой пикап "ты не хочешь посмотреть на моего птеродактиля?"

В защиту Соло могу только сказать, что он всегда готов и своего птеродактиля предъявить, а не только чужих потискать посмотреть :eyebrow:

Вот это сказка!
Спасибо)) Мы рождены, что б , значить. сказку, мон шер, сделать былью.)))

Squirry, я надеюсь, они справятся сами) в смысл, птеродактили))) А тов. Соло и Курякину останется больше времени на что-то еще

Птеродактилям только волю дай, они уж не подведут! ))) А товарищи Курякин и Соло проконтролируют. Шаман опять же... не даст заскучать)))

URL
2017-12-27 в 23:33 

забыла подписаться. Предыдущий комент от автора))

URL
2017-12-27 в 23:45 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Гость, ну, раз шаман, тогда я точно за всех спокойна! :-D
Теперь я долго еще слово "птеродактиль" буду воспринимать как какой-то эвфемеизм)))

URL
2017-12-28 в 00:08 

Squirry, Теперь я долго еще слово "птеродактиль" буду воспринимать как какой-то эвфемеизм)))

Попрошу птичку нашу не обижать! :-D
а.

URL
2017-12-28 в 00:59 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Это просто чудесно!!! Обожаю ПНС, а тут мальчики в него так элегантно вписались, да ещё и с птеродактилем!
Браво!!!:hlop::hlop::hlop:

2017-12-28 в 01:05 

Julietta2107
Ох уж эти сказочки! Ох уж эти сказочники! (с)
Чудесная сказка! Как же я такое люблю )) Такая прелесть новогодняя с птеродактилем и запахом мандаринов :new5:

2017-12-28 в 06:18 

oldmonkey
заслуженный хуйней страдатель/ катализатор дури
Изумительная сказка)) Все аутентичные герои сохранили свою прелесть, а мальчики сюда вписались как родные) Отдельное спасибо за раскрытие образа Кузьмы - это чудо что такое! Господин Камноедов опять же, как живой, ну как живой! Очень новогодняя веселая и теплая сказка, надеюсь, Соло выживет после праздничного застолья.
Спасибо, автор!

2017-12-28 в 06:39 

muxoe_kuco, Спасибо))) автор и сам вырос на ПНС и обожает его всеми фибрами души))

Julietta2107, Запах мандаринов это же не аромат селедочных голов - его ни кто устранять не будет)) Так что можно наслаждаться. Спасибо, автор очень рад, что история понравилась)

oldmonkey, Мерси. :goodgirl: Кузеньку мы любим всей душой. Это вам ни какой-нибудь хам-мункулс. Он вежливый и вообще.. в хозяйстве полезный.В таком вот... аксепте. )))
Соло выживет, куда он денется! Ему еще птеродактилей спаивать спаривать.:-D

а.

URL
2017-12-28 в 10:56 

Мев
Мев в переводе с древнекельтского означает смех.
Читаю в час по чайной ложке, смакую, и пытаюсь согнать излишне широкую улыбку с лица. А то начальство не поймет, чему я улыбаюсь посреди предновогоднего завала.
Милый автор, вы сделали мне этот день. Спасибо :love:

2017-12-28 в 12:09 

BlueSunrise
Ставьте перед собой большие цели - в них легче попасть
Огромное спасибо за такой замечательный, истинно новогодний подарок - кросс обожаемого "Понедельника" и не менее обожаемых АНКЛов. Отдельная благодарность за Соло в дизайнерской дубленочке от Славика Зайцева.
:hlop::hlop::hlop::new1:

2017-12-28 в 13:14 

Esthree
Чудесная новогодняя сказка, к которой очень хочется продолжения! :heart: *представляет себе, как Соло с Ильей сначала носятся с яйцами, а потом няньчат маленьких птеродактилей :-D

2017-12-28 в 13:44 

oldmonkey
заслуженный хуйней страдатель/ катализатор дури
*представляет себе, как Соло с Ильей сначала носятся с яйцами
*представляет*
*краснеет*

2017-12-28 в 13:45 

Alice Alone
Но все же смотри - я летаю.
Чудесная сказка вышла! Спасибо, автор!:D:hlop:

2017-12-28 в 14:44 

Мев
Мев в переводе с древнекельтского означает смех.
- Ну и черт с тобой, Наполеон, - с нажимом произнес Курякин, буркнул себе под нос что-то еще, щелкнул пальцами и вышел из кабинета, раздраженно хлопнув дверью.
На столе перед возмущенным Наполеоном Соло осталась лежать треуголка времен французского императора, выполненная из серого номенклатурного каракуля.

Это вообще, финиш. У Илюши очень тонкое чувство юмора :evil:
Шикарный, шикарный текст. Море удовольствия :-D

2017-12-28 в 15:02 

whisky & soda
Ты где? Я на третьем, давай пересечемся. Данте (с)
Какая сказочная и новогодняя прелесть, дорогой автор. Мало, конечно. Аппетит вы раздразнили знатно.)) Меня ужасно радует наметившаяся своеобразная традиция: вот уже вторую Сикрет Санту кроссовер со Стругацкими. И ведь как родные друг другу. Персонажи отлично вписаны. Американские прерии и Салемский цент интригуют своими нерассказанными историями. Да и весь быт НИИЧАВО выписан хоть и мазками, но так душевно, что сидишь и улыбаешься во время прочтения. Кузьма прекрасен, это стоит добавить отдельно. Правда, мисс Виктория внушает опасения по канону, так что можно расписывать себе в голове приключения. Эпиграф прекрасен. Исследования Наполеоном русской кухни чудесны. И лукавая улыбка Януса в предвкушении веселья Нового года тоже забросила крючок в душу. Целая россыпь деталей. :heart:
Ну, и конечно же, Илья и Наполеон. Ах, как хотелось бы побольше истории.™ :lol:
Спасибо, дорогой автор. Вы чудесно подняли настроение :sunny:

2017-12-28 в 15:47 

Мев, У Илюши очень тонкое чувство юмора

Угу, а рука тяжелая))) Нечего выпендриваться! носи чего дали, раз сам не обеспокоился одежкой по погоде)))

Шикарный, шикарный текст. Море удовольствия
Спасибо, очень рада, что текст нравится.
BlueSunrise, Отдельная благодарность за Соло в дизайнерской дубленочке от Славика Зайцева.
Соло везде найдет, если Рабан или Диор, то хотя бы Славу Зайцева)) :-D
Огромное спасибо за такой замечательный, истинно новогодний подарок
Очень рада, что смогла порадовать.)) Спасибо.

Esthree, oldmonkey, *представляет себе, как Соло с Ильей сначала носятся с яйцами
*представляет*
*краснеет*


:lol::lol: У автора же хорошее воображение!! За что вы так со мной?!!

Alice Alone, Спасибо, что нашли время прочитать и сказать теплое слово))

whisky & soda, Ура!! Я рада вручить вам подарок от Санты.:moroz1:
Бесконечно рада, что удалось поднять настроение.
Виктория внушает опасения по канону,
американская невеста конечно не подарок, но, думаю, с помощью двух агентов научных сотрудников, шамана и целого индейского племени, что-нибудь да получится.
Салемский центр имеет многовековую историю, не меньше, чем НИИЧАВО, потому как начинался , как филиал кафедры алхимии и астрологии одного из Британских университетов, со временем расширился и оброс научными лабораториями.:umnik:
Может быть Наполеон и расскажет про Салем в Новогоднюю ночь под холодец и бокал Советского полусладкого :alles:

URL
2017-12-28 в 15:53 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Гость, американская невеста конечно не подарок, но, думаю, с помощью двух агентов научных сотрудников, шамана и целого индейского племени, что-нибудь да получится.
Так и представила, как руководитель Салемского центра стучит по столу безупречно начищенным "оксфордом" и грозит, что заставит Соло и Курякина самих оплодотворять птеродактилицу)))

URL
2017-12-28 в 15:58 

oldmonkey
заслуженный хуйней страдатель/ катализатор дури
Squirry, и что ж за потомство там будет? Вороватые летучие крокодилы с неизменной кудрей во лбу? Агрессивные блондинистые птероптички, испытывающие нездоровую тягу к багажниками?

2017-12-28 в 16:00 

Squirry, на что Куряким каменеет челюстью и сжимает кулаки, а Соло лишь вскидывает бровь и интересуется не должен ли он давать птеродактилю уроки профессионального соблазнения?
а.

URL
2017-12-28 в 16:02 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
oldmonkey, ну, по крайней мере, с такими не соскучишься) :tease2:
Гость, хм, какие интересные навыки у сотрудников салемского университета... :-D

URL
2017-12-28 в 17:21 

Юконда
“A hug is worth a thousand words. A friend is worth more.” "Obligation kills sincerity. If you want sincerity remove the obligation"."раньше были хиппи, теперь - слешеры. плюют на всё и правят всеми." (с)
Гран, как сказал бы Выбегалло, мерси автору за новогоднее чудо. :vo: Хотя на самом деле сложно сказать, что тут класснее - сам текст или комментарии. ;-):vict::lip:

2017-12-28 в 17:22 

Esthree
Гость, Squirry, вот-вот, у меня тоже была мысль, что в связи с патологической застенчивостью Кузьмы (к тому же в стрессе от непривычной среде обитания), научным сотрудникам придется вдохновлять птероптичек личным, так сказать, примером. Сугубо в научных целях, разумеется ;)

2017-12-28 в 19:45 

Shiko_
- Кусачки, заточенные углекислотным лазером. - Углекислотный лазер. (c)
Вот уже второй раз под НГ вселенная АНКЛ пересекается с вселенной ПНвС, и жаль, что только раз в год потому, что это чудо как хорошо. Великолепный юмор и антураж, детали фееричны.

И мне почему-то очень живо представляется, как весной неодинокий (рядом же Соло) рейнджер Курякин сидит на лошади посреди Большого каньона и сам подзывает птеродактиля-невесту (как в фильме Эволюция). Потому что Кузя стесняется.

Янус Полуэктович лукаво улыбнулся в усы.
- Надеюсь, не заскучаете,

Думаю, Соло поймет, что при крепости русской водки неосмотрительно было отказываться от любой (даже самой странной) русской закуски. )))

2017-12-28 в 20:40 

Юконда, и вам мерси за впечатления)))

Esthree, не знаю как там личный пример, а у меня перед глазами встает картина, где Соло и Курякин в каких-нибудь ритуальных индейских плащах, покрытых перьями под шаманский бубен скачут и машут "крыльями" .Танцуют какой-нибудь танец "степного орла" в целях вдохновения. У костра рядом сидит все племя и наблюдает за ними с с каменными физиономиями, а между собой переговариваются о том, какие эти белые наивные идиоты . Сказали им: надо для проведения ритуала в перьях сплясать - пляшут! И только Кузька с Викторией нежно поквакивают друг другу, усевшись на высокую скалу. :crzfan:



Shiko_, Вот уже второй раз под НГ вселенная АНКЛ пересекается с вселенной ПНвС

Очень уж колоритны об вселенные и действительно как-то удачно взаимопроникаемы)) Вот автор и позволил себе.... :shuffle:

Думаю, Соло поймет, что при крепости русской водки неосмотрительно было отказываться от любой (даже самой странной) русской закуски. )))

думаю, он попробует хотя бы в научно-познавательных целях из любопытства, а там ..может понравится:shy:

а.

URL
2017-12-29 в 01:13 

Леди Тьма
Кому молиться, чтоб нам в пути всегда везло? © Ария
Спасибо, что повеселили! Быт магических научных сотрудников очень колоритно описан. Но история просто требует продолжения: во-первых, все переживают, как сложится личная жизнь птеродактилей, а во-вторых, хочется посмотреть на ответное американское гостеприимство. Может приодеть русских коллег у Соло и не получится, но накормить их чем-нибудь эдаким он просто обязан))

2017-12-30 в 19:15 

Shiko_
- Кусачки, заточенные углекислотным лазером. - Углекислотный лазер. (c)
2017-12-30 в 19:35 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Shiko_, красавица!
я даже вижу на этой фотке затылки Соло и Ильи) а чувак посередине - видимо, шаман в штатском)))

URL
2017-12-30 в 20:45 

oldmonkey
заслуженный хуйней страдатель/ катализатор дури
я даже вижу на этой фотке затылки Соло и Ильи) а чувак посередине - видимо, шаман в штатском))) :lol::lol::lol:

2017-12-30 в 20:47 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
oldmonkey, правда, я еще вижу на этой фотке у красотки птеродактиля какие-то совсем не динозавровые мужские половые признаки, но это уже мое нездоровое воображение)))

URL
2017-12-31 в 17:23 

невеста Кузьмы

Виктория сильно изменилась за лето! :lol::lol: А какие крылышки! какой роток и верно ангельский быть должен голосок! :-D
Опрделенно Кузьма не устоит))

я даже вижу на этой фотке затылки Соло и Ильи) а чувак посередине - видимо, шаман в штатском)))

Стесняюсь спросить, Соло - это который негр?:lol:
а.

URL
2017-12-31 в 17:35 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Гость, а который там негр? Я негра ни одного не вижу)))

URL
2017-12-31 в 17:42 

Squirry, крайний справа

URL
2017-12-31 в 17:45 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Гость, со спины он просто брюнет)

URL
     

Cредних размеров помойка

главная